Дайте детству созреть в детстве

Каждый ребенок приходит к нам в группу или в класс со своей историей рождения, первых лет жизни, отношений со значимыми близкими. Так или иначе, у него уже есть свои привычки, способы поведения в той или иной ситуации. Педагог встречается на бессознательном уровне с этим «багажом», который, безусловно, влияет и на него, его чувства и может вызвать воспоминания собственного детства. 

Говоря о теме нарциссизма в процессе взаимодействия с детьми, взрослые наталкиваются на собственное величие и грандиозность, вместе с тем чувствуя вину и стыд. Какие установки родителей и педагогов формируют нарциссических детей? Что делать, чтобы помочь предотвратить нарциссизм у ребенка?

Чтобы ответить на эти вопросы, возьмем за основу установки родителей, формирующие нарциссических детей, которые описывает Сэнди Хотчкис в своей книге «Адская паутина: Как выжить в мире нарциссизма» и попытаемся привести примеры из наблюдений в Монтессори-среде.

 

Индивидуальность и общество

Боль и психологическая зрелость

Невинность детства или раздутое эго

Ложное равенство

Уверенность в себе. Когда ее больше, чем надо?

Художник Дональд Золан

Индивидуальность и общество

«Мой ребенок особенный и заслуживает того, чтобы иметь все, получать любой опыт и извлекать из него всю пользу. Если это не могу обеспечить я, значит, это должно сделать общество».

Слово «особенный» в современном мире воспринимается как нечто необычное, превосходящее других. Такие люди подпитывают свою самооценку и самоуважение, заставляя окружающих считать их особенными.

Безусловно, каждый ребенок является для своих родителей особенным, если только они не навязывают свое мнение другим людям. «Она ребенок индиго, поэтому ее можно понять» или «Он такой творческий, весь в папу, ему сложно быть в коллективе детей, но он же особенный», – утверждают родители.

Дети – уникальные личности, имеющие право на то, чтобы к их индивидуальности относились с уважением и добротой. Однако нет никаких оснований, чтобы другие люди считали ребенка «особенным» только потому, что так считает его мама или папа. Эта установка уходит своими корнями в нарциссическое неумение признать, что другие люди – это отдельные личности, а потому не обязаны думать и чувствовать именно так, как думает и чувствует один человек.

Недавно к нам пришла женщина, которая требовала особого отношения к ней и ее ребенку. Это выражалось в том, чтобы мы пустили ее раньше времени, когда еще не закончилось занятие. Она настаивала, чтобы его взяли в группу тогда, когда хочет она, а не в порядке очереди. Как будто мир должен удовлетворять ее запросы мгновенно и безоговорочно. Любое столкновение с реальностью буквально вызывало бурю эмоций и чувств.

Другой пример, родителей, которые перекладывают свою ответственность на других: «Я же вам деньги плачу». Педагог может почувствовать себя не компетентным, тогда как родитель утверждает свою правоту с чувством превосходства. «Пусть кружки и секции воспитывают моего ребенка», – можно услышать от современных родителей, загружающих свое чадо с утра до вечера разнообразными занятиями. Но профессионалы не смогут дать то, в чем нуждается ребенок в родительском принятии, внимании и заботе.

Мария Монтессори отметила в своем труде «Дети – другие»: «Человеческое общество передает заботу о ребенке лишенным чувства ответственности родителям, а они снова передают ее обществу, которое запирает его в школу и контролирует его посредством родительского дома. Так с ребенком повторяется драма Христа, когда его отсылали от Ирода к Пилату, передавая его от одной силы к другой, желая снять с себя ответственность» (2, с. 312).

«Взрослый – или ребенок, – который ожидает, что к нему будут относиться как к особенному, оказывается обреченным на постоянное разочарование в жизни и на проблемы межличностных отношений, если другие люди не отзеркаливают ему обратно образ его «Я», далекий от реальности» (3, с. 225).

Боль и психологическая зрелость

«Мой ребенок никогда не должен страдать. (Если мой ребенок не счастлив, значит, я плохой родитель). Переживание неудач всегда является негативным, поэтому их следует избегать любой ценой».

Страдание – одна из составляющих человеческого состояния. Любой родитель хочет защитить свое чадо от боли, но в нашей жизни случаются события, которые нам неподвластны.

Например, одному ребенку не достался Монтессори-материал или игрушка, никакие уговоры и предложения не помогают. Можно вывернуться наизнанку, чтобы разделить его разочарования.

 

Важно не упустить одно: «Детям, как и взрослым, можно помочь, когда они в жизни испытывают разочарования или даже проходят через кризисы, чтобы они в них закалились и стали сильнее. При наличии родительской поддержки именно препятствия и даже неудачи в основном формируют человеческий характер» (3, с. 225).

Проявление мягкости к ребенку – это хорошее качество, но иногда ощущение собственной боли от произошедшего мешает родителям и педагогам вытерпеть страдания малыша. Таким образом, такое отношение уводит взрослого от переживания ребенка, и старший, в свою очередь, не может помочь и поддержать младшего. Наша боль – это не боль наших детей, а чувство, которое включилось в этот момент.

Такие дети с периодическими вспышками гнева воплощают отсутствие умения противопоставлять себя препятствиям в жизни, с которыми приходится сталкиваться ежедневно. Детям нужно сталкиваться с ситуациями, которые позволят им овладеть чувством потери, разочарования, одиночества, скуки, зависти, вины и гнева – и помочь им в этом должны сочувствующие, доступные для них взрослые. Им требуются переживания, которые давали бы им реалистичное ощущение своего «Я» в мире: победителя и побежденного, хорошего и плохого, самодостаточного и зависимого, дающего и получающего, уверенного в себе и сострадающего другим.

 

Невинность детства или раздутое эго

«Детям нужна свобода самовыражения. Они «чисты» духом, и без вмешательства взрослых они естественным образом сами станут превосходными людьми. Нет никакой пользы в том, чтобы прибегать к авторитарным методам воспитания, чтобы воспрепятствовать проблемному поведению. Такое воспитание приводит к отчуждению детей, вызывая у них чувство стыда без всякой необходимости».

 

Когда ребенок ломает игрушки, мешает другим детям, нарушает дисциплину, не слышит взрослого, малыш особенно нуждается во внимании и четко обозначенных границах.

Никто не любит быть плохим человеком, в особенности в глазах своего собственного ребенка. Но убежденность в «естественной чистоте ребенка» представляет собой нарциссическое искажение реальности, которое позволяет взрослым без особого труда выпутаться из неприятной ситуации, связанной с необходимостью социализации ребенка, чтобы тот стал активным членом общества. Детям нужны сильные заботливые родители и педагоги, обладающие самоконтролем, у которых слово не расходится с делом. Если мы хотим, чтобы наши дети отличали хорошее от плохого, то не только должны их учить, но и сами должны быть такими людьми, которыми они могли бы восхищаться.

Ложное равенство

«Проявлять к ребенку эмпатию – все равно что относиться к нему, как к другу, делясь с ним всеми моими чувствами и «моделируя» близость. Быть честным – значит говорить ребенку все, что я думаю или чувствую, и позволить ему рыться в грязном белье моего прошлого или в любых проблемах, которые есть у меня сейчас. Детям всегда нужно знать правду о своих родителях».

В моей практике был ребенок, который заботился о своей матери, будто взрослый, опекающий больного. Она просила его запомнить расписание детских занятий, передавала то, что обычно делают родители, он же называл ее по имени, и я редко слышала от него слово «мама». Он очень грамотно рассуждал, не по своим годам, читал взрослые энциклопедии.

Мать казалось мне депрессивной женщиной, отец ребенка работал в другом городе и очень редко приезжал домой.

У этого мальчика были очень сложные отношения с детьми в Монтессори-группе. Первые годы он часто занимался один, повзрослев, его стали интересовать дети, без которых он не видел смысла в работе. Он часто навязывал свое решение и физически цеплялся за детей, если они возражали.

 

Когда он начал плакать и злиться, что чувствовал себя одиноким, родители стали удивляться: «Он ведь был таким взрослым?» Все это время педагоги озвучивали его чувства, оказывали поддержку и в тоже время ставили ему границы, не позволяя превосходить взрослых. Прошло несколько месяцев и мальчик начал «приземляться». Его расстраивала любая неудача, хотя в интеллектуальном плане не было никаких проблем. Он стал больше работать руками, помогать малышам, учился просить помощи, принимать свои ошибки и не воспринимать себя всемогущим. Это было не просто выдержать педагогам. Сейчас проблемы все еще не решены, но он получил опыт сопереживания, принятия его собственных чувств и индивидуального темпа развития.

Художник Дональд Золан

Сэнди Хотчкис пишет: «Установление и поддержание прочных границ между родителем и ребенком не означает, что к ребенку надо относиться как к приятелю, ровеснику, исповеднику или поверенному. Хотя такое отношение может действительно привести к тому, что ребенок будет чувствовать себя «особенным», это ложное представление об особенности. Ребенку транслируется, что он является равным и что роли ребенка и родителя с самого начала не были ясно определены» (3, с. 230).

Уверенность в себе. Когда ее больше, чем надо?

«Формирование самооценки состоит в том, чтобы объяснить детям, какие они «особенные», и регулярно заставлять их повторять «подтверждения» своей «особенности». Детям не следует чего-либо добиваться, чтобы в себя поверить, и их нужно оберегать от вредного воздействия конкуренции».

Откуда берется уверенность в себе? Может быть, она приходит, когда мы себе говорим, что можем что-то сделать? Или когда мы идем на риск и пытаемся узнать, на что мы действительно способны?

Самооценка воздействует точно так же. Когда детей двигают к самостоятельности, они открывают для себя собственные возможности и получают опыт, который становится частью их представления о себе. Если они спотыкаются или терпят неудачу, то благодаря этим событиям подрастающее поколение впоследствии может стать сильнее и получить более реалистичное представление о себе.

 

Один пятилетний мальчик недавно сообщил мне, что не хочет делать сложную работу, потому что у него не получается. Когда я спросила: «Что тебе сложно?» – он ответил, что не знает, не пробовал. Наблюдая за родителями такого ребенка, я слышала, что ему постоянно внушали, что он сможет, справится, упрощали задачу, когда явно было видно, что она и так ему посильна. Такое создание тепличных условий не благоприятно сказывалось на психике. Эта «поддержка» подпитывала нарциссизм в ущерб развитию его реального «Я».

Детей невозможно одурачить, назвав их «особенными», когда ничего не надо делать. Они соглашаются с нашими ожиданиями лишь только потому, что цепляются за свое ощущение грандиозности и всемогущества. Постоянная похвала и одобрение – это обман, который приводит к возникновению беспокойства: это ложь, незаслуженная лесть, имеющая только косвенное отношение к тому, кто ребенок есть на самом деле.

Наши дети нуждаются в любви и прочных границах, сопереживании и в человеке, который должен быть взрослым. Ребенку нужно понять, что другие люди имеют свои чувства, мнение, свои личностные границы, и к ним следует относиться с уважением. Ему важно знать кто, сможет помочь удовлетворить его потребность, кто позаботиться и успокоит, когда ему больно, кто защитит, если будет угрожать опасность, кто научит тому, чтобы стать уверенным в себе и самостоятельным. Пока это будут делать родители и педагоги, мы позволим детям оставаться детьми.

В заключение для размышления хотелось бы процитировать арабского писателя и философа XX века Джебран Халиль Джебрана:

«И просила женщина, державшая ребенка на руках:

– Скажи нам о Детях.

И он сказал:

– Ваши дети – это не дети вам.

Они сыновья и дочери тоски Жизни по самой себе.

Они приходят благодаря вам, но не от вас,

И, хотя они с вами, они не принадлежат вам.

Вы можете дать им вашу любовь, но не ваши мысли,

Ибо у них есть свои мысли.

Вы можете дать пристанище их телам, но не их душам,

Ибо их души обитают в доме завтрашнего дня, где вы не можете побывать даже в мечтах.

Вы можете стремиться походить на них, но не старайтесь сделать их похожими на себя.

Ибо жизнь не идет вспять и не задерживается на вчерашнем дне.

Вы – луки, из которых ваши дети, как живые стрелы, посланы вперед.

Стрелок видит цель на пути бесконечности и сгибает вас своей силой, чтобы Его стрелы летели быстро и далеко.

Пусть ваш изгиб в руке Стрелка несет радость,

Ибо как любит стрелок летящую стрелу, так любит он и лук, который остается на месте» (1, с. 26).

Список литературы:

  • Джебран Халил Джебран. Пророк. – М., 2004.
  • Монтессори М. Дети – другие. – М., 2004.
  • Хотчкис С. Адская паутина: Как выжить в мире нарциссизма. – М., 2010.

Виктория Гуреева, детский и подростковый психотерапевт, Монтессори-педагог, руководитель Монтессори-клуба для детей и родителей г.Тверь

Статья "Иллюзия любви"

Дайте детству созреть в детстве

Творческое развитие детей и бег от реальности

Бегство в фантазии и правда жизни, или о том, как дети становятся творческими личностями

Иллюзия любви

Папины дочки, мамины сыночки

Не могу сказать «нет» или непослушные дети

Когда малыш готов остаться без мамы?

На главную

0
Добавить в избранное
Академия Здоровья
Академия Здоровья
Академия Здоровья
Академия Здоровья
Академия Здоровья
Академия Здоровья
Академия Здоровья

Регистрация

Аккаунт
Пробелы разрешены; знаки пунктуации запрещены, за исключением точек, тире и знаков подчеркивания.
На указанный адрес будут отправляться письма с сайта. Почтовый адрес не будет доступен другим пользователям и используется для восстановления пароля, определённых вами оповещений и связи через контактную форму.
CAPTCHA
Введите цифры с картинки
CAPTCHA на основе изображений
Введите код на картинке

Вход на сайт

Введите ваш логин.
Введите ваш пароль.